• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Литература (список заголовков)
22:53 

Совершенно потрясающая вещь - "Огонь" Накамуры Фуминори (「火」中村文則). Монолог проститутки, виновной в поджоге, в кабинете у психиатра.
И особенно впечатлило то, как его читала Орита-сан, приглашенная японская актриса. Конечно, она читала не все, всего несколько страниц из начала и концовку, но это - нечто!
Еще было очень интересно пообщаться с автором. Если вчера аудитория не особо располагала, обсуждались только общие вопросы, то сегодня, в узком кругу, мне кажется, и ему было более комфортно, и нам.
Если кто-то заинтересуется, я могу прислать сканы (на японском), и даже есть перевод именно этой вещи, выполненный специально нашей Татьяной Львовной для этой встречи.
Про писателя немного можно почитать здесь (на русском).


По книге в 2016 году японская актриса Каори Момои (роль империатрицы в фильме А.Сокурова «Солнце»), сняла одноименный фильм, в котором сама же сыграла главную роль. Трейлер:

Страница фильма: hee-movie.com/

@темы: кино, литература, размышления, японское

13:30 

Про магическую уборку

Еще перед Рождеством в книжном магазине наткнулась я на книжку "Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни", автор - Кондо Мари. Посмеялась про себя, полистала ее, но отложила. Через какое-то время в разговоре с подружкой снова всплыла речь об этой книжке, и мне ее дали почитать. Вот, читаю.
В принципе, ничего прям вот кардинально нового, но суть в том, что написано очень зазывно, хочется вот сразу все бросить и идти делать, как там написано. Какие-то идеи уже и так бродят в голове, и им не хватает легкого толчка, чтобы быть воплощенными. И книжка очень стимулирует. Когда в башке уже засела мысль, что вот надо привести в порядок то-то и то-то - это уже прогресс. Помню, как прошлым летом я прям спать ночами не могла, все мечтала разгрести свой балкон, где хранились коробки с книгами и моими студенческими всякими-разными бумажками. Я чуть ли не неделю их разбирала, потом выкинула, прослезившись при этом, ну а теперь прекрасно себя чувствую. Теперь вот хочу то же самое сделать со шмотками... Уже почти созрела )))
А вчера мне сказали, что, оказывается, есть и фильм по этой книжке! Называется Jinsei ga Tokimeku Katazuke no Mahou. И я его уже даже посмотрела. Конечно, он совсем в другом ключе, но тоже про уборку. Хороший такой фильм, наглядный. А то, читая, некоторые вещи я уяснить для себя не могла, например, как складывать. А тут - ясно видно.
Правда, сомневаюсь, что в наших домах такой же бардак, как в некоторых японских (да! я такое видела своими глазами!!!), но тем не менее.
Вот с этого все и началось:

читать дальше

@темы: литература, кино, интересное, размышления, японские дорамы

20:43 

Почему россияне почти не читают книги китайских авторов

Это интервью yeguofu, ссылку на которое он выложил на ВП.
А ведь, блин, я сама книги китайских авторов практически не читала. Фильмы еще посматриваю, но с литературой полная беда...
Я считаю, что вот эта часть интервью:
- В России делают хорошие переводы с китайского?
- В целом да, хотя есть и неудачи. Например, большой интерес представляет роман Цзян Жуна «Тотем волка», он переведен на многие языки мира. Это впечатляющее повествование о сосуществовании человека и дикой природы, в котором много рассказывается о степных волках, об их повадках и характере, об их роли в жизни степных обитателей, о сохранении экосистемы, а также рассказ о том, как трагически закончилась попытка приручения волчонка. На русский язык роман переводил китаист, но редактор совсем не работал над текстом. В итоге книга по-русски не читается, вылезают конструкции, характерные для китайского языка, полно неудобочитаемых оборотов. Книга похоронена для русского читателя, а ведь роман очень интересный. Такие переводы лишь подкрепляют стереотип, что китайская литература никуда не годится.

должна быть взята на вооружение просто всеми, кто занимается переводами. Тем более с японского.
Ну и вообще очень интересно почитать все целиком и поразмыслить.






Почему россияне почти не читают книги китайских авторов



В редакцию Online812 китаист Игорь ЕГОРОВ пришел с журналом Playboy – в его русской версии можно найти переводы современной китайской литературы, а в других местах – с трудом: издательства в России китайскими писателями не интересуются.

Подробнее



@темы: интересное, литература

17:29 

Гомоэротическая антология ДИКАЯ АЗАЛИЯ

Конечно, можно просто поставить ссылку на саму страницу с текстом, но я решила передрать всё себе - сайты имеют обыкновение теряться...


ДИКАЯ АЗАЛИЯ

Перевел и составил Александр Белых

ВВОДНОЕ СЛОВО

Со времен богов мужские сердца пленялись красотой женщин, но кажется необычным и странным, когда случается видеть, что они очаровываются цветущей красотой юношества, отнюдь не женской. Однако, несмотря на то, что Будда проповедовал избегать горы Имосэ (1), священники низкого ранга вступали на Путь любви к юношеству, чтобы высвободить свои чувства, ведь их сердца сотворены не из камня и не из дерева. Подобно водам, падающим с вершины Цукубанэ и образующим глубокое русло реки Минано, в наши дни эта любовь, бывает, превосходит по силе любовь между мужчиной и женщиной. Даже сердца храбрых воинов смущались этой любовью, не говоря уже о придворных и аристократах. Простые жители в горах, собиратели дров для очага, также познали удовольствие быть под сенью молодого деревца. Тем не менее, японская песня довольно редко воспевает такую любовь.
Вначале была песня "в горах вечнозелёных", принадлежащая Синга Содзу, ученику Коя Дайси (2), и помещенная в "Собрание старых и новых японских песен". Эта песня, обнаруженная первой, словно перышко, отважно колыхающееся на зелёных волнах полевой травы, указала на Путь любви к юношам, на который не гнушались ступать даже высокопочитаемые люди, чтобы познать его на своём опыте. Однако в последующих императорских антологиях, начиная с "Сюисю" и включая "Син Кокин Вакасю", представлено всего несколько песен на эту тему. Мне не удалось обнаружить ни одной песни в предыдущих тринадцати антологиях (3). Вполне вероятно, что несколько таких песен существует, но я незнаком с ними.
В "Исэ-моногатари" и "Гэндзи-моногатари", а также в "Сагарамо" и "Макура-но соси" много рассказывается о любви и страсти, но не такого рода.
Вероятно, поэтому люди находят забавным и необычным то, что некий человек предложил мне собрать старые песни и рассказы о любви к юношам в одну антологию. Таким образом, как-то дождливым вечером в четвертый год эпохи Эмпо (1676), восьмого месяца, пятнадцатого дня я проводил время больше в праздном созерцании дождя, тоскуя о лунном проблеске, чем был занят делом, когда сидел одиноко под лампой, выбирая из "Кокинсю" и других коллекций японской поэзии стихи и прозаические фрагменты вместе с картинками для этой антологии. Я нашёл много трогательных отрывков, которые сохранились в моей памяти. Я записал их слово в слово и дал название этой антологии "Дикая азалия".
Я не включаю в неё разные нашумевшие истории, ставшие известными в последнее время, отчасти из-за благоразумия и отчасти по причине того, что они не будут интересны для тех, кто многократно был наслышан о них.

Китамура Кигин написал это.

ДИКАЯ АЗАЛИЯ
1 (4)
Аноним

Память сердца, ты
Как дикая азалия в горах
Средь молчаливых скал.
Моим словам не выразить любви,
Они лежат камнями…
читать дальше

@темы: BL, интересное, литература

16:44 

И снова новасте. Муракамское.

Радостная новость - 7 августа выйдет 3-я часть «1Q84» Харуки Мураками. Вообще-то, обещали, что книга выйдет в декабре 2011 года, но ее все не было, и я решила, что раз появился альтернативный перевод (не Коваленина), то означает это только одно - что-то произошло, и книжку можно уже не ждать. И как хорошо, что я пока еще не читала 3-ю часть в том переводе, хотя она у меня есть.
Цитирую:
Новая книга даст ответы на многие вопросы, возникшие у российских поклонников творчества Мураками, которые прочитали предыдущие два тома. Кто же такие LittlePeople, почему они вышли изо рта мертвой козы и зачем плетут свой Воздушный Кокон? Чем закончится фантастическая история платонической любви девушки-киллера и учителя математики? Смогут ли они вернуться в привычную им реальность?
"Девушка-киллер Аомамэ, которая в конце второго тома осталась на мосту с дулом пистолета во рту, так и не смогла покончить с собой после выполнения главного задания. Представители обезглавленной ею религиозной секты, стремящейся управлять психикой людей, уже идут по следу, но Аомамэ не торопится покидать свой перевалочный пункт, целыми днями неподвижно сидя на балконе маленькой квартирки с биноклем и револьвером наготове. Бинокль - чтобы не пропустить появления Тэнго, который однажды уже был здесь. Револьвер - на всякий случай. Тем временем в другой квартире так же тихо прячется странная девчонка Фукаэри, подсказавшая Тэнго сюжет "Воздушного кокона". Сам Тэнго пропадает в кошачьем городе, дни напролет читая вслух умирающему отцу. Скоро все линии пересекутся в одной точке. А сейчас все затаилось под двумя Лунами. Чем мощнее грядущая буря, тем оглушительней тишина за минуту до ее начала", - говорится в аннотации издательства к роману.

Ну и есть основания полагать, что третий том - еще не всё... В общем, буду читать. Не потому, что я прям такая поклонница Мураками (хотя когда-то давно он мне нравился, но последние годы я как-то остыла к его творчеству, переросла, наверное), но я из любопытства сунула нос в первые два тома, а обычно я дочитываю до конца то, что начала.

Подробности здесь.

А здесь можно почитать одно из интервью Д.Коваленина по поводу этой книги и не только.

@темы: интересное, литература, японское

00:12 

Окололитературное






Зачем Акунин написал роман о боязни революции



Роман «Аристономия» издан под фамилией Акунин-Чхартишвили странным тиражом 79 000 экземпляров. Сам Григорий Чхартишвили в интервью на телеканале «Совершенно секретно» сказал, что устал от литературной игры в автора романов о Фандорине и захотел написать что-то серьезное, неигровое, безусловное.

Подробнее



@темы: интересное, литература

22:23 

Про очередного японского писателя

Есть, оказывается, вполне себе известный русскому читателю японский писатель-фантаст Хоси Синъити (星新一 ), который написал больше тысячи литературных произведений, в основном небольших и остроумных рассказов, за что и был прозван их "королем". Публиковали его у нас в различных сборниках научной фантастики, ну а в Японии и анимэ снимали, и мангу рисуют.
Kimagure Robot (Капризный робот [2004])
Если бы роботы начали капризничать...
Если бы инопланетяне прилетели захватывать Землю и столкнулись с роботом...
Если бы роботы исполняли роль джиннов из бутылок...
Словом, что было бы, если б роботы были частью нашей жизни и постоянно давали повод для насмешек над собой? У знаменитой студии 4 С° случился приступ фантастической ксенофобии, который повлек за собой выход десяти двухминутных сатирических эпизодов (WorldーArt).
Эти эпизоды - просто укатайка. Особенно второй. Надо взять на вооружение. Пригодится. Особенно на моей работе.

А то будет, как здесь:


А еще мне понравился следующий рассказ:
КОЛЬЦА ЛЮБВИ...
- Ну, что нового? Ничего у Вас не появилось... такого?... - спросил молодой человек, заходя в антикварную лавку. Знакомый владелец лавки в ответ только покачал головой:- Нет, ничего нового нет. А вот у тебя, я слышал, новости? Женишься, говорят? А еще говорят, что начал старинные монеты коллекционировать...
- Да ну, что Вы! Нет, все не так! Просто с женитьбой у меня ничего не выходит, вот я развлечения ради и занялся коллекционированием...- Почему не выходит? Девушка есть?- Вообще-то есть - скромная, красивая такая... Она мне нравится, да и я ей, похоже, небезразличен. Но как только разговор заходит о женитьбе, то... - Молодой человек помрачнел.- Вот оно что,.. - понимающе закивал хозяин лавки. - Ладно, не горюй! Есть тут у меня одна вещица... Как раз то, что тебе нужно! Он достал откуда-то маленькую шкатулку и открыл ее. В шкатулке лежали два старинных кольца, на которых был выгравирован какой-то замысловатый узор.
- Редкостная работа, - заметил молодой человек, примерив одно из колец. - Только почему Вы считаете, что это как раз то, что мне нужно?- Можешь мне не верить, но в этих кольцах заключена волшебная сила!- Какая еще сила?- Говорю тебе - сила, соединяющая мужчину и женщину! Достаточно одно кольцо надеть мужчине, а другое - женщине, как их с огромной силой начинает тянуть друг к другу. Они просто не могут не пожениться! Вот почему я и говорю - как раз для тебя вещица!- Вот как? Так почему же Вы решили продать такой раритет?- Да потому, что это незаменимая вещь именно для того, кто собирается жениться! А потом, после свадьбы, зачем эти кольца? Даже как обручальные не годятся. По крайней мере, мне они точно не нужны!.. Уже не нужны, - добавил хозяин, бросив взгляд на свою жену.
Юноша понимающе закивал. Он давно удивлялся, как это хозяину лавки удалось жениться на такой красивой женщине.- Ах, вот оно что? Но, наверное, вещица-то дорогая...- А как ты смотришь на то, чтобы обменяться: я тебе - кольца, а ты мне - свою коллекцию монет?- Ладно! - сказал юноша после долгого раздумья. - Ведь если это и вправду волшебные кольца, то я смогу жениться на этой девушке, а за это никакой коллекции не жалко!- Тогда так и сделаем. Но если из женитьбы ничего не выйдет, то я заберу кольца назад, идет? Впрочем, можешь не волноваться, кольца подействуют, дело верное!
Юноша тут же написал короткую записку, полную нежных слов, и отправил ее вместе с одним из колец своей возлюбленной. Правда, он не стал посвящать ее во все подробности, боясь, что тогда она побоится надеть кольцо. Зато свое кольцо надел сразу же...Но дни шли за днями, а в жизни юноши ничего не менялось. Но вот, наконец, пришло долгожданное письмо: "Я разделяю Ваши чувства, но, увы, не смогу выйти за Вас замуж, - писала девушка. - Причиной тому - тетка-опекунша, в доме которой я живу. Тетка - старая дева, всю жизнь бережет меня, как зеницу ока, и ни за что не отпустит! Она такая зловредная - даже кольцо, которое Вы подарили, и то отобрала!" Письмо изумило молодого человека, но не повергло его в отчаяние. Он вовремя вспомнил, что у него есть дядя-холостяк, и... И кольца любви сработали блестяще!

А вот так выглядят сборники с мангой:
.
Скачать можно отсюда.

@темы: японское, манга, литература, интересное, анимэ

23:23 

Производственный роман. "Супермаркет" Адзути Сатоси.

 Несколько раз натыкалась на эту книгу в магазинах, листала и откладывала. А тут то ли настроение такое было, то ли что, купила, в общем. Описание на обложке не очень впечатлило, но книжка эта карманного формата, так что я ее просто кинула в сумку, чтобы почитать потом в электричке.
Когда начала читать, приуныла - книга напомнила курсовую работу, сплошные описания прилавков и цифры. Но потом за этими цифрами проступило человеческое, я втянулась, да так, что за уши было не оторвать. Артур Хейли нервно курит в сторонке.
Действие книги происходит в конце 1960-х годов, когда зарождались сети супермаркетов в том виде, в каком мы знаем их сейчас. В центре повествования - двоюродный брат владельца фирмы Кодзима Рёсукэ, который принимает важное решение в своей жизни - бросает стабильную работу в крупном банке ради управления магазинами. Это история фирмы и ее сотрудников, поиска выхода из сложных ситуаций, о тернистом пути взаимопонимания и непонимании. В книге нет "плохих" и "хороших" персонажей: вот казалось бы, только-только ты понял, кто там плохиш, а сюжет вдруг выворачивает так, что ты уже искренне ему сочувствуешь. Это история любви и наказания за эту любовь - самая трогательная и грустная глава в этой книге. Конечно, пафоса и радения за общее правое дело тоже многовато, немного это смешно на фоне нынешнего отношения всех к работе и поведении в аналогичных ситуациях, но это же японцы, для них корпоративный дух - превыше всего, они им живут и без него не могут. Так что коллективных перипетий там тоже множество, целый детектив.
А еще книжку можно просто разобрать на цитаты, и вообще, стоит задуматься над прочитанным, а что-то даже применить в своей жизни. Так что если кого не пугает тяжеловесность изложения - очень рекомендую.

@темы: литература, японское

15:40 

Плач по луне

Маруяма Кэндзи. Плач по луне (пер.Г.Чхартишвили) Отрывки.

На ширме «Весна» нарисованы: молодой месяц посреди неба; тростник на берегу реки, колеблемый ветром; и еще — бродячий монах. Он сидит у ствола плакучей ивы, смотрит на месяц и, бренча по струнам бивы, орет хриплым голосом песню. Глаза монаха зажмурены, и он не видит голубого света, заливающего широкую долину. Запыленные ноги прочно упираются в землю, ощущая под собою весь Божий мир, всю вечность творения и безграничность пространства. Звучный перебор струн торопит весну и проникает в самую душу мальчика, сидящего рядом с ширмой и кутающегося в старенькое одеяло.Душа у мальчика еще совсем хрупкая, как первый росток бамбука.

Одеяло сделано из тростниковой циновки, подшитой тряпкой с изображением карпа — когда-то тряпка была знаменем и реяла над крышей. Этот мальчик — я тридцать лет назад. Мне только что исполнилось десять.

Я лежу неподвижно, не ворочаюсь.

Светит луна, а я немигающим взглядом смотрю на старинную четырехстворчатую ширму. Давно уже залез я под одеяло, но согреться никак не могу. Особенно мерзнут ноги.

Только что закончилась первая весенняя буря.

Наша затерянная среди гор деревня вновь погружена в сонный бездонный покой. Из тьмы монотонным, едва уловимым фоном доносится тихий звук — это сотни тысяч шелкопрядов жуют свою жвачку. Шелкопряды белые и толстые, всю свою короткую жизнь они только и делают, что насыщаются, и им никогда не выбраться из своих коконов.

Я лежу, затаив дыхание, и напряженно слушаю ночь за окном.
...
Но одно я знаю точно.

Яэко вошла в дверь, за которой ее, может быть, ждет счастливая жизнь. Никто не ведает, что нам уготовано впереди. Не ведает этого и Яэко, но теперь ее шансы на счастье стали куда выше. Я-то, например, ничего хорошего от своего будущего не ожидаю.

Отец, тот хоть на материк ездил, воевать.

А в моей жизни не происходит ничего — так, мелкая рябь по воде. Ну, заведу себе нового пса взамен Снежка. Ну, помрут родители. Жучок яблони перед самым урожаем попортит. Или увидишь на телеэкране, как иностранцы в диковинных нарядах ковыляют по поверхности Луны. И все. Мне уже тридцать лет, а я даже ближайший город толком не знаю.
...
«Прощай, прощай», — бормочет монах.

Он бредет по траве, сгибаясь под яростным ветром, и повторяет в такт шагам: «Прощай, прощай, прощай». Монах прощается с вчерашним днем. Еще до рассвета он пересечет пустынную равнину, где нет ничего — только травы, ветер, лунный свет. Надеюсь, с ним ничего плохого не случится. Он, конечно, устал скитаться и хочет найти пристанище в яблоневой деревеньке. Там он сожжет свои лохмотья вместе с бивой, задышит глубоко и ровно, будет до самой смерти кормиться одними яблоками.

Монах пошатывается на ходу.

Не знаю, хватит ли у него сил. На ногах он удерживается лишь сосредоточением воли. И еще, может быть, его подгоняет мысль о близкой погоне. Ветер пахнет рыбьей чешуей, в его завывании слышатся то собачий лай, то людские крики. Монаху не спастись. Скоро его догонят, прикончат в зарослях и бросят труп в какой-нибудь пожарный сарай. Конец ему, ясное дело.

Мне тоже конец.

Во всяком случае, он уже близок, мой конец, — так мне кажется. Ощущение, что я живу на свете страшно долго, не одну сотню лет. Почему — сам не знаю, ведь у меня даже своей семьи никогда не было. Было у меня три года с Яэко, и этого довольно. Какие мне еще нужны события?
Сегодня Яэко уехала из деревни.

Бросила дом, могилы предков, сад, поле и уехала, даже не сказав куда. Я мало чем смог ей помочь, разве что довез до железной дороги да немного денег дал. Ни о чем ее не спросил, даже не попрощался по-человечески. По сути дела, я ее выгнал. Неужто мне до такой степени хотелось сохранить в неприкосновенности память о тех трех годах?

В горах снова затрубил олень.

Как холодно сегодня. Первые в этом году заморозки. Завтра целый день буду подбирать яблоки. На рынок паданцы, конечно, не отвезешь, но на консервный завод, по дешевке, я их не отдам. Лучше вино сделаю, а останутся — замочу. Нет, лучше все пущу на вино. Буду пить до весны, пьяному веселее. Напился — уснул, проснулся — выпил.
...
А я устроен иначе.

У меня в душе живет тысяча дней с Яэко, живут сто яблоневых деревьев. Мне этого хватит и на завтрашний, и на все последующие дни. Что мне еще остается? Буду жить день да ночь — сутки прочь, а точнее — потихоньку умирать. У Яэко жизнь, возможно, сегодня началась, а у меня кончилась.
...
На ширме «Зима» нарисованы: холодный, точеный серп луны; скованное льдом и снегом горное озеро; скрюченный в три погибели слепой монах. Он вырыл в снегу нору, забился туда и сидит, закутавшись в драный плащ. Монах слушает, как скрипит и охает ледяная корка над озером. Он не может играть на биве — закоченели пальцы, не может петь — распухло простуженное горло. Но в костлявой, едва прикрытой чахлой плотью груди живут звучные мелодии, произносятся страстные речи. Лед временами жалобно стонет, словно всхлипывает. На ледяном просторе застыло все, даже само время; застыла и пепельно-серая, позабывшая о надежде душа немолодого мужчины, который лежит возле ширмы под электрическим одеялом.

Мужчине сорок лет и десять месяцев; это я.

...
Я и в самом деле не такой, как все, сам знаю.

Деревенские про меня разное болтают. Ну и пусть. Тут у нас нормальных, пожалуй, и не осталось. За последние десять лет все изменилось к худшему. Не поймешь, кто тут теперь живет — не крестьяне, не рабочие, а так, какие-то обсевки. Вялые, озлобленные, взгляд тусклый. Не хочется таких ни жалеть, ни оправдывать. В этой деревне даже маленькие дети словно неживые.
...
Решил: весной заведу себе белого щенка.

Я, конечно, знал, что новый Снежок не поможет мне начать жить заново. Если б я даже очень захотел изменить свою жизнь, вряд ли мне это удастся. Ответы на все вопросы будут те же самые. Вот я существую на свете сорок лет. А что в прошлом? Ничего и никого, кроме Яэко. Столько лет миновало, а я все не могу избавиться от этого наваждения, сдвинуться с мертвой точки и пойти по жизни дальше. И еще есть у меня яблони, живущие от весны к осени.

Значит, полжизни позади?

И все равно я прожил их лучше, чем мой сосед. Он-то считает, что ему все должны завидовать — как же, до семидесяти одного года был старостой. А потом стал живым трупом. Лежит весь закованный в гипс, три раза в день вместо завтрака, обеда и ужина ему делают укол толстенной иглой, а по ночам визжит нечеловеческим голосом.
...
Через мост переехали медленно, осторожно.

Перила после той аварии починили, но в такую непогоду на мосту все равно опасно. Снег слежится, будет почище дохлых поденок, а по тем колеса скользят, как по жиру. Так занесет — никакие перила не остановят. «Не дай бог, навернемся», — сказал водитель с непонятной улыбкой. Не знаю, что там у него было при этом на уме, но мне на тот свет еще рано. Яблони умеют привязать человека к жизни.
...
Как скрипят яблони под грузом снега!

Но сил встать нет. Снова душераздирающий скрип. Уже не из сада — из ширмы. Это лопнула струна на биве. Никто на ней не играет, никто ее даже не касался, просто взяла и сама порвалась. Монах вздрагивает, приходит в себя, широко раскрывает незрячие глаза и выдыхает изо рта холодный воздух.

Он тяжело, очень тяжело вздыхает.

Какой бесконечно долгий сон ему снился! «Хороший сон, хороший»,— хрипло шепчет монах. И это его последние слова. Морщинистые веки снова смыкаются, и он перестает дышать. Как отец, как мама, как Снежок, как Яэко. В руке старика зажато спелое красное яблоко.

Слышно, как треснула большая ветка.

Вдруг ширма покосилась, хоть я ее не трогал и сквозняка нет. Потом покачнулась и опрокинулась на пол. И ничего не осталось — ни света, ни тьмы. Только мое дыхание. Но вскоре что-то забрезжило во мраке. Очень далеко, лет в десяти отсюда, я вижу цветущую яблоню. А рядом еще одну, и еще, и еще — как их много! Я поворачиваюсь спиной к упавшей ширме и засыпаю, не успев рассмотреть видение как следует. В небе над деревней луны уже нет, она умерла.
...

@темы: литература, японское

14:18 

Про Мисиму Юкио и других японских писателей, которые самоубились

Встретила в журнале очередную статью - интервью с Б.Акуниным (Г.Чхартишвиши), как раз тогда, когда читаю его же "Писатель и самоубийство". А так как я еще конкретно сдвинута на японской литературе, в частности, Мисиме Юкио, то любое о нем упоминание мне как бальзам на душу. Ну так вот, читая интервью, порадовалась, что не одна я такая сумасшедшая. Вот что пишет Акунин: "Нам так часто рассказывали, какой он (Мисима) милитарист, садист и сексуальный извращенец, что меня это заинтриговало. (Особенно, по молодости лет, последнее.) Я стал тайком читать Мисиму по-японски, и он поразил меня невероятной интенсивностью своего таланта и какой-то подростковой пассионарностью." Так что именно благодаря этому мы теперь знаем о Мисиме то, что знаем, в смысле, что Чхартишвили впервые в СССР перевел запрещенного Мисиму...
Когда мы в прошлом году на японском писали сочинения на тему любимой книжки, я написала, что мои любимые писатели, естественно, Мисима и Уэльбек. При этом, так как все сочинения обычно пишутся ночью, а нормального света у меня нет, я вместо 三島由紀夫 написала 三島由紀未. Ошиблась в последнем иероглифе. О, как же бушевал наш Уэда!!! Долго метался у доски, тыча в нее мелом, и с жаром восклицал: 夫!!! 未じゃない!!!Мне было стыдно, что я не проверила работу, когда сдавала, но в то же время было очень обидно, так как у других косяков было не меньше, а раскритиковал он только меня, как школьницу. Я даже подумала, что, может, задела в нем какие-то струнки, раз он так на меня ополчился?
Так я это, собственно, к тому, что хочу ниже привести кусок из книги, где ГЧ описывает, как "из пяти всемирно признанных японских классиков 20-го века четверо (Акутагава Рюноскэ, Дадзай Осаму, Мисима Юкио и Кавабата Ясунари) покончили с собой".
читать дальше

Вот так. Стоит задуматься... А "Море изобилия" Мисимы - 豊饒の海 ("хо:дзё но уми") - один из самых потрясающих романов, которые я вообще читала... Тем более что вон какая у него судьба...

@темы: литература

11:47 

Читательское

Попалась статья, не могла ее сюда не спионерить:

Колонка Виктории Райхер: Он, она и проективный тест

Пойдем от противного. Противный, мы пошли!

* * *

Я выясняла у мужа, как он читает книги. Муж упорно не понимал вопроса.

- Глазами!

Но что для тебя главное в книге? За чем именно ты следишь по ходу произведения? Интересен ли тебе конец? О чем ты думаешь, когда читаешь?

- Что значит «о чем я думаю»? Я читаю!

Черт, должно же быть хоть что-нибудь, что его зацепит. О, знаю, он с детства любит Шекспира.

- А «Отелло» тебе было страшно читать?

- Нет, я же заранее знал сюжет. Лет с семи.

- А что тебя особенно интересовало в «Исторических хрониках»?

- Хроники. Меня, как правило, интересует то, что я читаю.

- Ну… ладно. А кем ты хотел быть в «Трех мушкетерах»?

Скажет «Констанцией» – разведусь.

- Не помню. Слушай, ну как я могу помнить такие вещи, я «Мушкетеров» в школе читал! Вот спроси, что меня особенно интересует в «Тенденциях развития фотопечати» – сразу отвечу.

Эх.

- Послушай, но мальчики же как-то читают книги?

- Безусловно. В больших количествах.

- Так неужели никто из них не может описать своих ощущений?

- Может. Девочки.

* * *

- Я в детстве читала «Маленькую хозяйку большого дома», – вспоминает Марина. – И очень плакала. Ужасно – так бешено влюбиться, не суметь выбрать одного из двух мужчин и покончить с собой от отчаяния. Прекрасная трагическая книга.

- Маленькая хозяйка большого дома… – вздыхает Катя. – Я ее обожала. У героини такая интересная судьба! Ее любят одновременно двое, и она влюблена в них обоих. Настоящее счастье.

- Паола Форрест, маленькая хозяйка большого дома! – хихикает Лина. – Богатая женщина живет в поместье мужа-миллионера и ни в чем себе не отказывает. Прелесть. Правда, потом у нее начинаются какие-то непонятности то ли с мужем, то ли с любовником, я точно не помню. Но помню, что у нее был собственный флигель. Она жила даже не в отдельной спальне, а в отдельном доме! И муж приходил к ней туда. Господи, да я бы все отдала, чтобы у меня не то что «отдельный дом», чтобы у меня место было на кухне, поставить себе компьютер, хотя бы на угол стола…

- Маленькая хозяйка большого дома? Джек Лондон? – Марк хмурит лоб. – Да, в юности читал. Неплохая книга. Что запомнилось? Как этот миллионер, Дик Форрест, вел хозяйство. У него там была целая система, огромное количество всякой деятельности – и животных он разводил, и зерно выращивал, и лошадей выставлял. Отлично у него это всё получалось. Я бы хотел так, да.

Наиболее впечатляющую оценку, на мой взгляд, «Маленькая хозяйка большого дома» получила от автора предисловия, написанного в СССР (так и хочется добавить «в очень средние века»). «Советского читателя, – писал забытый мной автор, – конечно, не может заинтересовать история мелких буржуазных конфликтов между героями. Лучшие страницы книги – те, где описываются годы, которые Дик Форрест провел среди рабочих».

Среди рабочих Дик Форрест провел пять с половиной страниц из двухсот девяноста шести. Мелкие буржуазные конфликты между героями, наверное, и впрямь не могли заинтересовать советского читателя, но вот советских читательниц они вполне интересовали. А советские читатели интересовались образом жизни героя-миллионера, а также маркой ружья, с которым Форрест охотился на белок. Каждому своё.

* * *

Читателей и читательниц часто характеризует непохожий подход к читаемому тексту. Я даже не говорю о монументальных произведениях Толстого или Дюма – в них война и мир, аккуратно разложенные по страницам, столь же аккуратно фильтровались: половина – девичьей, а другая половина – мужской частью аудитории. Но и менее многоплановые книги вызывают удивительно разные отклики у героев и героинь.

«Хроники капитана Блада» читаются мальчиками как история морских сражений, в которых умные и находчивые побеждают с помощью хитроумной тактики (прекрасная школа жизни). Для девочек «Капитан Блад» – это история несчастной любви героя к Арабелле. Спросите выросших мальчиков, помнят ли они, что там вообще была какая-то Арабелла.

Печальная судьба Сирано де Бержерака девочками воспринимается как чисто любовная трагедия. Для мальчика же Сирано – поэт-нонконформист, умерший в бедности и безвестности, потому что говорил правду сильным мира сего, ни под кого не подстраивался и был независимо мыслящим человеком. А это жесткого карается закоснелым и несентиментальным внешним миром – в особенности если у мыслящего человека не окажется собственных денег.

Романтическая линия сюжета большинством мальчиков воспринимается как побочная (тех книг, где только она одна и есть, мальчики, как правило, не читают). Их интересует сюжет как логическая цепочка, как игра, в которой надо выиграть. Они сочувствуют герою на пути достижения целей. Если цель – женщина, мальчики ждут развязки в виде завоевания этой женщины, но не во имя торжества любви, а для победы.

Девочки в массе читают книжки, чтобы почитать про отношения. И чтобы все поженились в конце – а если не поженятся, конец у книги плохой. Одна из выросших девочек мне рассказала, что даже Конан Дойла читала в детстве исключительно как историю отношений между Холмсом и Ватсоном. Причем несправедливых, тяжеловатых отношений – ведь Ватсон так любил Холмса, а бесчувственный сыщик мучил его отстраненностью. Читательница, как и бедный Ватсон, искала доказательства, что Холмс тоже неравнодушен к другу. Её любимым рассказом был тот, в котором в Ватсона стреляют и попадают в ногу, и Холмс бросается к нему с возгласом: «Вы ранены, дружище!». Неизбалованный доктор увидел в этом практически объяснение в любви. Читательница, с большим облегчением, тоже.

Холмс и Ватсон (и хорошо, если не Холмс и Мориарти), Малыш и Карлсон, Катерина и Кабаниха, Таккер и Питерс, джин и лампа, огонь и тесная печурка, призрак коммунизма и пролетариат – для женской половины читающего мира вся литература состоит из любовных пар. И воспринимается как справочное пособие по психологии мальчиков. Хотя на самом деле является исключительно справочным пособием по психологии авторов. А еще – проективным тестом, который помогает определить свои собственные проблемы, но дает до обидного мало информации о чужих.

* * *

Читают мальчики и девочки порознь, а живут часто вместе. И обнаруживают, что «общие любимые книги» – весьма расплывчатое понятие. К примеру, девочка с детства мечтает выйти замуж за Атоса и находит мальчика, чьим любимым героем в детстве был Атос. Но двое Атосов имеют мало общего между собой. Женский Атос надежен, успешен и страстен под маской невозмутимости, резво сбрасываемой в супружеской спальне. Мужской Атос холодноват, отстранен, эмоционально независим и «скажи спасибо, что я тебя до сих пор не повесил и не утопил».

Отличаются друг от друга женские и мужские варианты Д’Артаньяна, графа Монте-Кристо, Питера Пена и Оливера Твиста. Да вообще всех. И наше разочарование (а часто и раздражение) безграничны: мы ведь любим одни и те же книжки! Как же ты можешь быть настолько не таким, как я?

Некоторые от отчаяния даже начинают искать партнеров «от противного» – среди тех, с кем прочитанное заведомо не совпадает. Это само по себе не панацея, но хотя бы позволяет более объективно выстроить ожидания. Нет влияния обманчиво-яркой лакмусовой бумажки, которая показывает совсем не то, что мы пытаемся по ней определить.

Гарантированного лакмуса, конечно, не существует. Но любимые книги все-таки могут дать информацию о партнере, только искать ее придется контр-интуитивным путем. Не стараясь сделать выводы на основании того, что партнер читает книги «как я», а попытавшись вместо этого почитать их «как он».

Если партнер – мужчина, значит, в книгах его интересуют НЕ отношения (с теми редкими мужчинами, которых интересуют все-таки отношения, есть другие проблемы, но вот общий язык с ними женщины легко найдут без всякого справочного материала). И может быть интересно перечитать что-нибудь его глазами. Он смотрит на карьеру героя, на подвиги и на цели. Он восхищается теми, кто действует и побеждает. Что ему нравится в них? Что привлекает? На кого он считает себя похожим? А на кого действительно похож?

Если партнер – женщина, значит, в книгах ее интересует НЕ сюжет (опять-таки, если в основном сюжет, проблемы в паре лежат не в отсутствии гендерного взаимопонимания). Она читает про любовь и в каждой книге находит и видит себя. Она ищет тех, кто похож на ее любимых героев – только не в том, как они действуют на поле брани, а в том, как ведут себя в любви. Чего она ожидает от партнера? Какое поведение ей кажется «хорошим»? Какой герой-любовник привлекает больше других?

Возможно, мы от него в обморок упасть готовы. И совершенно не собираемся (да и не должны) становиться таким. Но лишняя информация еще никому не помешала, ни о чем.

* * *

В отношениях нас чаще всего подводит не различие и не сходство, а ожидания, выстраиваемые на базе собственных проекций. И попробовать пройти чужой проективный тест – один из способов элементарно познакомиться. Общие любимые книги могут дать массу информации тем, кто готов читать их чужими глазами. Не ключ к отношениям, не разгадку бытия, не способ найти идеального партнера. Просто возможность немного расширить рамки.

Мы все хотим счастливого финала. Но для одних хэппи-энд кончается пожизненной совместной жизнью, а для других – отплытием героя за моря. И вопрос тут не в том, кого оставят более несчастным, а в том, как лучше понять другую половину. Которая сидит напротив с обиженным видом и удивляется, почему же нам вместе так тяжело – несмотря на то, что мы читали в детстве одни и те же книжки.

Виктория Райхер.

@темы: интересное, литература

10:04 

Харакирное

Цитата:
Древние японцы считали, что лицо служит для вежливости, уста могут солгать, руки грешат, и лишь живот не обманет, именно там корень естества, там правда, там глубинная суть. Чуть ниже пупа, в центре тяжести тела, находится магическая точка тандэн. При медитационном сидении — оно называется дзадзэн — нужно не отрывать взгляда от этой точки, и тогда можно достичь просветления. При занятиях боевыми искусствами сэнсэй велит ученикам концентрировать в тандэне энергию и силу духа. Там источник действия, основа истинности. Во время харакири разрез непременно должен проходить через тандэн — ведь распарывая себе живот, человек обнажает свою подлинную суть, выпускает свою душу на свободу.

Различие в западной и японской трактовке живота красноречиво проявляется на уровне идиоматики. По-японски выражение «человек с большим животом» означает «человек широких взглядов». Если у кого-то «нет живота», не радуйтесь за стройность его фигуры, ибо перед вами человек малодушный. «Пощупать кому-то живот» — не фамильярность, это выражение означает «выяснить истинное отношение». «Расколоть живот» значит «проявить откровенность» (ну, это как раз похоже на наше «расколоться»). Если японец сказал, что у вас «толстый живот», это комплимент: стало быть, вы — человек щедрый.

Столь же смешно и нелепо звучит для японца буквальный перевод русских идиом вроде «животики надорвать» (то есть погубить свою хара?!) или рекомендации «слушать ухом, а не брюхом» (как раз хара для проникновенного внимания годится куда больше).

Харакири (или, по китайскому чтению тех же двух иероглифов, сэппуку) просто означает «резать живот».

Никто не знает, сколько самураев за минувшее тысячелетие ушли из жизни этим душераздирающим (по-японски даже в буквальном смысле) способом, самым красивым способом смерти.

Вот японская логическая цепочка.

Смерть — самое красивое, что есть в человеческой жизни.

Самый красивый вид смерти — самоубийство.

Самое красивое из самоубийств — харакири.


Японская традиция, в отличие от христианской, не видит в человеческом теле ничего стыдного, а потому относится к нему с уважением. Считать свое телесное устройство безобразным, с японской точки зрения, просто глупо. Самураю стыдиться нечего: в момент совершения харакири он раскрыт перед миром весь без остатка — и душой, и требухой, неразделимый на составляющие тела и духа и одинаково прекрасный, как снаружи, так и изнутри (см. эпиграф к новелле).

Победа над страхом, болью и преходящестью — это, вероятно, и в самом деле красиво.

«Красота — это страшная и ужасная вещь. Знал ты эту тайну иль нет?»

(Г.Чхартишвили "Писатель и самоубийство")

А здесь можно посмотреть, как в замке Химедзи выглядит место для совершения сэппуку:

@темы: литература, японское

10:00 

За что мы любим творчество

Цитата:
Творчество примиряет человека с несимпатичными аспектами бытия. Ф. Ницше, авторитетнейший эксперт во всем, что касается художника и искусства, был убежден, что если б не существовало искусства, то есть культа недействительного, то сознание всеобщей лживости и недействительности было бы совершенно невыносимым. «Честность привела бы людей к отвращению и самоубийству». Искусство — это добрая воля к иллюзии. «Искусство и ничего кроме искусства, — объявляет Ницше. — Оно существует для того, чтобы мы не умерли от правды». Занимаясь творчеством, художник спасает человечество от массового самоуничтожения, придает существованию красоту и смысл. Спасительная роль искусства особенно возрастает в эпоху, когда ослабевает смыслообразующая и жизнеоберегающая функция религии. «Искусство поднимает главу, когда религия приходит в упадок» (Ницше). Но тогда же «поднимает главу» и суицид.

@темы: литература

23:42 

Чукча не писатель, чукча читатель

Наконец-то в продаже появилась книжка, которую я уже жду аж второй год, с тех пор как узнала, что она вообще есть. И это у нас, конечно же, Мишель Уэльбек "Карта и территория".


читать дальше

Еще хочу почитать "Пражское кладбище" Умберто Эко. Его тоже только-только перевели, и книжка должна где-то в декабре появиться в наших магазинах.



Действие романа происходит в XIX веке. Его главный герой - "циничный авантюрист и фальшивомонетчик, работающий на тайные полиции половины государств Европы: он плетет сети, устраивает заговоры и готовит покушения, имевшие место в действительности и определившие собой политическое и историческое развитие нашего континента". (описание взято с Рутрекера).
Думаю, будет интересно...
Обожаю его "Маятник Фуко" и "Имя Розы".

@темы: литература

14:05 

Можно вздохнуть спокойно

ホッとした。。。

«Зря я жег шифровки и улики.
Следственный Комитет не нашел в романе "Весь мир театр" признаков экстремизма.»
borisakunin.livejournal.com/41293.html

@темы: литература, интересное

09:39 

Офигеваем дальше

Книги Бориса Акунина проверят на предмет экстремизмаБизнес газета РБКdaily
Книги Бориса Акунина проверят на предмет экстремизма

Писатель Григорий Чхартишвили, также известный под псевдонимом Борис Акунин, вызван к следователям для дачи объяснений. Как сообщает сам автор в своем блоге, правоохранительные органы намерены выяснить, есть ли следы экстремизма в его книге "Весь мир — театр" из серии о приключениях Эраста Фандорина.

... Читать далее >

Газета РБК daily


@настроение: blah

@темы: литература, интересное

15:02 

Опять 100 лучших книг

Иногда меня мучает ностальгия - хочется найти какую-нибудь книжку, которую я читала в детстве, перечитать ее, еще раз пережить те ощущения от прочтения, которые были когда-то. Вот и сегодня - уже не в первый раз были предприняты попытки найти в сети книжку Аллы Драбкиной "Меня не узнала Петровская". По-моему, там был еще и рассказ "15 лет мне скоро минет". Ну так вот. Петровскую я не нашла, зато обнаружила "Марину", которую я читала, когда уже училась в университете. Но книжка пропала: сначала кто-то с ней плавал в ванной и она размокла и разбухла (но была еще вполне читабельна), а потом вообще сделала ноги. Няняня!!! Я ее скачала, и теперь я счастливый обладатель этой книжки в электронном виде.
Ну так вот. Про 100 лучших книг. Когда я заколотила Драбкину в поисковик, мне попался сайт, где было вот это:
читать дальше
Список гораздо удобоваримей, чем составили японцы. Шовинисты они, все-таки.

@темы: литература

15:38 

А ты прочел вот эту сотню?

Опять же на моем любимом ВП был пост про то, что издательство 新潮文庫 проводит кампанию "А ты прочел вот эту сотню?", раздавая призы и подарки тем, кто прочитал хотя бы две вещи из этого списка. Подарки нам не грозят, но список полезен таким сумасшедшим как я... Для удобства восприятия я его даже привела к удобочитаемому виду:
читать дальше
Теперь дело осталось за малым - ознакомиться с этой литературой поближе. Какие-то вещи я читала, конечно, что-то смотрела (некоторые произведения экранизированы). Так что образовательная программа весьма обширная.

@темы: интересное, литература, японское

太陽の届かない場所

главная