Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:28 

Миядзима. Мисэн.

wakarinikuiiro
А потом все трое отправились на Мисэн - гору, где обитают боги.
Тык:

Утро. Идем по направлению к канатной дороге, чтобы подняться на Мисэн.


До полного прилива ещё далеко, но воды все равно довольно много:
















В парке Момидзидани:








Подъём на канатке на гору Мисэн:






























На верхней станции:




















Указатель на вершину Мисэн:


Схема местности:










Между тем, Аяко и её спутницы добрались до Главной Часовни горы Мисэн, расположенной недалеко от вершины.
– Сколько их тут…
Люди Оды устроили на Мисэне наблюдательный пост; с вершины открывался панорамный вид, и было удобно отслеживать передвижение кораблей.
– Кажется, «Ямато» вступил в бой, – сказала Исари-химэ, прислушиваясь к грохоту пушек.
– В заливе Хиросима сейчас самое пекло…
– Далеко ещё идти? – повернулась Аяко к Томо-химэ.
– До верхней смотровой площадки, – скороговоркой ответила та. – До скалы Канман.
Аяко выгнула бровь.
– Что такое скала Канман и что нам там нужно?
– Увидишь. Но сперва мы должны зайти в Часовню Негасимого Огня… В любом случае, Какизаки-доно, нужно избавиться от этих солдат…
– Понятное дело. Исари-химэ…
– Отвлекающий манёвр? Ладно, ступайте…
Аяко и Томо-химэ нырнули в заросли у обочины. Вскоре за спиной у них раздались голоса – это Исари затеяла потасовку.
– Ха-а!
Сила вырывалась из под пальцев Исари, образуя энергетическую сеть. Сеть била током, и те, кто попадались в неё, валились на землю, как подкошенные. Однако, на месте
поверженных врагов тут же появлялись новые, и от их скоординированной атаки пришлось укрываться за ментальным щитом.
– Кх…
Несколько ударов пробили защиту и прошлись по телу, разрывая одежду. Стиснув зубы, Исари опять потянулась к силе.
– Прочь с дороги!..
Тут где-то впереди раздался шум – это Аяко выскочила из леса у Часовни Трёх Богов.
Занятые Исари воины, спохватившись, кинулись назад– только чтобы попасть под стрелы Томо-химэ. Послышались крики и звук падающих тел. Аяко переплела пальцы.
– Бай!
Все нуэ, что были среди двух десятков нападавших, застыли на месте, связанные путами.
– Ноумакусаманда, боданан, байсирамандая, совака! О, великий Бисамон-тэн!
– Ом, мани, падме, хум!
Томо-химэ натянула тетиву. Аяко наполнила энергией знак.
– Даруй мне силу твою, дабы изгнать зло!
– Помоги мне, великая бодхисаттва Каннон!
Две ауры слились в одну.
– Изыди!
Пространство озарилось белым светом, и тут же в нём исчезли несколько стрел. Снова раздались крики. Подселённые духи, вырванные из тел стрелами Каннон, растворились в
очищающем сиянии. Вокруг Часовни Трёх Богов не осталось ни одного солдата Оды.
– Вы думаете, что творите?! – накинулась на них рассерженная Исари. Изгнание чуть было не затронуло и её.
– А… Извини, извини!.. Я понадеялась, что с тобой всё будет в порядке…
– На что мне твои извинения?! От меня чуть пустое место не осталось!..
– Ну ладно, не сердись… А…Томо-химэ!..
Никого не дожидаясь, Томо-химэ свернула направо и скрылась в старой часовне, которая носила название Часовня Негасимого Огня. Аяко поспешила за ней.
Потолок и стены в здании почернели от копоти. Посередине располагался очаг, где висел над огнём не менее закопченный чайник.
– Негасимое пламя, – сказала, глядя на очаг, Томо-химэ. – Его зажёг Кобо-дайси, когда проводил здесь ритуал, и с тех пор оно горит уже более тысячи лет.
– Кобо-дайси?..
– Мне нужен этот огонь. Сделаем факел… – Томо-химэ замолчала на полуслове, почувствовав присутствие нуэ, и обернулась.
Позади стоял скелет в доспехах и натягивал лук, целясь прямо в неё.
– Осторожно! – крикнула Аяко, вскидывая руки, но было слишком поздно. Томо-химэ зажмурилась, ожидая удара, как вдруг раздался свистящий звук, и воин исчез. Три женщины
удивлённо подняли глаза. В дверном проёме, плохо различимый против света, виднелся мужской силуэт.
– Что ворон ловим, копуши?
– Этот голос… Нагахидэ!
Чиаки Сюхэй, которого Такая отправил на Мисэн, как раз добрался до места. Он стоял, прислонившись к косяку, не подавая ни малейших признаков усталости.
– Привет. Все живы-здоровы? Исари-химэ, ты прекрасна, как всегда…
– Тот самый Уэсуги…
– Нагахидэ, что ты здесь делаешь?
– Работаю у Кагэторы на побегушках. Вообще-то, я вас спас– нет бы«спасибо» сказать…
И тут Чиаки заметил Томо-химэ.
– Хокамура Наруми!.. Вот оно что… Значит, ты и есть та самая«Ян Гуйфэй»?
– Её зовут Томо-химэ. А это– мой товарищ, Ясуда Нагахидэ.
Томо-химэ немного смущённо поклонилась. Чиаки кивнул в ответ.
– И давно ты на Ицукусиме? – спросила Аяко.
– Да только приехал– на атакабунэ, вместе с Кагэторой… А всё-таки, удобная штука эта канатка…
Избавившись от стражников внизу, Чиаки запустил канатную дорогу и сильно сэкономил время на подъём.
«...»
– В любом случае, сейчас идите. Мне тут надо с тэнгу поговорить. Я догоню вас на вершине.
– Всё понятно. Пошли, Томо-химэ, Исари-химэ.
Аяко подтолкнула Томо-химэ в спину, и женщины скрылись за поворотом тропы, ведущей наверх. Чиаки достал из-за пазухи полученный от Такаи коппасин, подошёл к Часовне Трёх
Богов и открыл дверь.
– Ну, главарь тэнгу… выходи.


Reikado Hall – Часовня Негасимого Огня:




















Misen Hondo Main Hall – Главная часовня горы Мисэн:




















Sankido Hall – Часовня Трёх Богов:


























































На вершине (Misen Observatory):








– Итак, Томо-химэ. С людьми Оды я разделалась. Где твоя скала Канман?
– Вот она, – Томо-химэ положила руку на большую скалу, посреди которой было отверстие величиной с кулак.
– Чтобы обезвредить Мандзю и Кандзю, необходимо создать новые, ещё сильнее. Эта скала содержит в изобилии две горные породы, из которых сделаны Жемчужины. Посмотрите на это отверстие. С ним связано одно чудесное явление: во время прилива отверстие заполняется водой, во время отлива оно высыхает. И вода не какая-нибудь, а морская. Иными словами, когда наступает час прилива, скала притягивает к себе воду из морских глубин, поднимая её до самой вершины горы, а потом опускает обратно. В этом и состоит сила Мандзю и Кандзю.
– То есть, мы видим перед собой источник происхождения Жемчужин?
– Можно и так сказать. Жемчужины сделаны из могущественных кристаллов – Камня Прилива и Камня Отлива, которым и подчиняется вода. А в этой скале заключены оба минерала одновременно. Смотрите, – Томо-химэ показала рукой на основание скалы, – видите, здесь высечены странные знаки?
– Хм…
Похожие на тайнопись символы были различимы, хотя и с трудом. И это не был санскрит.
– Кажется, их называют петроглифами… Древнейшие знаки, которые начали появляться тридцать тысяч лет назад и вплоть до двух тысяч лет до нашей эры…
– Древнейшие знаки?.. – Аяко подняла удивлённое лицо. – Да, я слышала о петроглифах– о том, что их расшифровывают при помощи шумерского алфавита, или что-то в этом роде… И в Японии их тоже много… Но почему здесь?..
– Эту надпись, – объяснила Томо-химэ, – оставили много веков тому назад старые боги, чтобы обозначить местонахождение горной породы, способной вызвать прилив или отлив. Похожие знаки можно встретить в разных уголках Ицукусимы– например, в долине Момидзи и в окрестностях святилища, – и все они говорят: Камень Прилива или Камень Отлива ищи здесь. Скала Канман– самый крупный из подобных камней.
«...»
Исари медленно поднялась, подошла к скале Канман, и, широко раскинув руки, прислонилась к ней спиной.
– Значит, я тоже стану Каннон, – сказала она сквозь слёзы. – Второй Ян Гуйфэй мне, может, и не быть, но я буду присматривать отсюда за морем Аки, – Исари закрыла глаза и откинулась головой на камень. – Ну же, сестрица…
Томо-химэ проглотила слёзы, выпрямилась и переплела пальцы в знаке Каннон. Под звуки мантры возник из небытия священный лук. Держа в правой руке факел, принесённый из Часовни Негасимого Огня, Томо-химэ начала начитывать «Покаяние перед Каннон», пока Аяко молча следила за происходящим.
– …кибисису, нантори, хогяри, оруни, хокюри, мокюри, тёбири, соко!
Томо-химэ распахнула глаза. Священный огонь превратился в священную стрелу, тысячелетнее пламя засветилось золотом. Томо-химэ решительно натянула тетиву, целясь в грудь Исари, которая зажмурилась в ожидании удара.
– Исари…
Томо-химэ тоже зажмурилась, и, выкрикнув её имя, выпустила стрелу. Золотая стрела прошла навылет через тело девушки, чтобы исчезнуть внутри камня, а секунду спустя вся скала засветилась тем же золотым светом, настолько ярким, что больно было смотреть...


Скала Канман:






















Мияма-дзиндзя:


















Дайнити-до:










Мидзукакэ-дзидзо:


Ворота Nio-mon:










Как уже понятно по фотографиям, спускались мы пешком. Тропа очень приличная, но, тем не менее, спускаться тяжеловато - сплошные ступеньки. Устали как никогда ))) С ужасом смотрели на поднимающихся вверх навстречу нам японцев и даже гайдзинов - потому что спускались мы не меньше часа, а уж подъём тут вообще трындец. Тем более что было весьма жарко... Утешали только виды:




Правда, немного напрягали объявления подобного содержания:

















Продолжение следует...

@темы: Япония, Япония2017, околомиражное, прогулки, фотки

URL
Комментарии
2017-08-13 в 21:15 

ahotora
Ничто так не портит характер, как высшее образование
сюда бы дядьку из следующего поста - он бы сказал "ничо особенного, типовая буддийская архитектура и статуи" :lol:

ты скажи, ты негасимый огонь поддержала? зажгла?

а вот эти ямочки под Канманива - они для чего?

там очередное место облегчения жизни мертвым? вон сколько пирамидок из камешков понастроили...

а очки на дзидзо зачем? в честь избавления от близорукости/дальнозоркости или просто так, местная плюшка?

а сам негасимый огонь - он в чем? вот в том котелке?

2017-08-13 в 21:36 

wakarinikuiiro
ahotora, а тот дядька и сказал про Миядзиму, что "Храмовый комплекс красив, но, наверное, интересен он только в прилив, когда с узких помостов кого-нибудь можно сбросить в воду." (это про Ицукусима-дзиндзю). Про Мисэн он как-то промолчал, только упомянул, что виды сверху красивые, залезть стоит. )))

Нет, я ничего не зажгла, я глупый гайдзин, не знаю ритуалов, а делать то, что не знаю и не умею - боюсь. Вдруг что-то не так пойдет... У меня нет гида с подсказками... ТТ
Подругиным родственницам купили амулетики, как самый безобидный вариант, и как-бы усё...

Какие ямочки???

Про пирамидки тоже ничего не скажу путного. Наверно, что-то это значит... Хз.

Очки не знаю. Как сказал тот мужик - это место, "в котором поклоняются странным богам." Видимо, это прикольно, нацепить на статуи не только манишки, но и очочки. Зато кавайно и взгляд цепляет.

Негасимый огонь под котелком, я так поняла. Там дровишки какие-то тлеют.

URL
2017-08-13 в 22:07 

ahotora
Ничто так не портит характер, как высшее образование
wakarinikuiiro, "Храмовый комплекс красив, но, наверное, интересен он только в прилив, когда с узких помостов кого-нибудь можно сбросить в воду." :lol::lol::lol::lol::vo::facepalm:

отети ямочки: s019.radikal.ru/i622/1708/87/40fa2494351b.jpg

Негасимый огонь под котелком, я так поняла. Там дровишки какие-то тлеют. а в котелке тогда что?:hmm:

ты всегда можешь спросить, что делать! или посмотреть, как делают другие!

2017-08-13 в 22:22 

wakarinikuiiro
ahotora, ааа! это корытце! Про него ничего в путеводителях не пишут, наверно, это ручная работа. В смысле, человек выдолбил в камне. Оно вон прямоугольненькое. Хотя тоже с водой, и еще вопрос, откуда она там берется.
Там фишка вся в той маленькой дырочке в самой скале - это там вода то появляется, то исчезает. Видишь, на указателе есть стрелка вверх? Вот туда и смотри.

Не знаю, в котелок не заглядывала.
Не у кого было спросить, это раз. А если бы даже и было - я не умею. Это два. Рядом не было ни одного японского туриста, чтобы подглядеть, а что же они будут делать, это три. Только какие-то идиоты-французы фоткались на фоне Главной часовни и жутко мне мешали.

URL
2017-08-14 в 10:24 

ahotora
Ничто так не портит характер, как высшее образование
wakarinikuiiro, а, понятно))))

туристы-конкуренты:lol:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

太陽の届かない場所

главная